Заключение Уполномоченного «О нарушении прав человека и татарского народа в случае вступления в силу Федерального закона «О внесении дополнения в статью 3 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации»

Уважаемый Олег Орестович!

Федеральным Собранием Российской Федерации принят Федеральный закон «О внесении  дополнения в статью 3 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации» в следующей редакции:

Дополнить статью 3 пунктом 6 следующего содержания:

«6. В Российской Федерации государственный язык Российской Федерации и государственные языки республик используют алфавиты на основе кириллицы. Иные основания (иная графика) для обозначения букв (знаков, символов) государственного языка Российской Федерации, государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами».

В случае подписания Президентом Российской Федерации этого закона и вступления его в силу будут нарушены как индивидуальные права человека, так и в целом татарского народа на сохранение и развитие своего языка.

Эти права закреплены в Конституции РФ и в ряде международных соглашений, в которых определяются права человека и народов на сохранение, использование и развитие своих языков, участником которых является Российская Федерация. Конституция РФ (ст. 17 ч.1) признает и гарантирует права и свободы гражданина и человека в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, которые в силу ч. 4 ст. 15 Конституции являются составной частью российской правовой системы.

В преамбуле Конституции РФ закреплены принципиальные положения, исходя из которых должны толковаться остальные статьи Конституции и где, в частности, указано, что она принята и исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов.

Языковые права человека и народов является неотъемлемой частью  общепринятых прав и свобод, которые обязана соблюдать и обеспечивать Российская Федерация в силу статей 17, 18, 19, 26, 68 и 69 Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 68, республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации, а Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.

Эти положения детализированы в федеральных законах «О языках народов Российской Федерации», «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», «Об образовании».

Признавая принятые международным сообществом права и свободы человека, Российская Федерация одновременно обязуется со своей стороны не допускать их нарушения, создавать условия для их реализации и гарантировать их осуществление.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. и Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. ратифицированы и имеют для России обязательную силу. Часть 1 статьи 1 у них сформулирована одинаково и гласит: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие».

Российская Федерация ратифицировала Рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств, где сформулировали важнейшие принципы национальной политики государств, которые обязались соблюдать Стороны, подписавшие и ратифицировавшие эту конвенцию.

В числе этих принципов можно выделить следующие:

— соблюдение международных обязательств в области защиты национальных меньшинств;

— не только уважение этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности любого лица, принадлежащего к национальному меньшинству, но также и создание соответствующих условий, позволяющие выражать, сохранять и развивать эту самобытность;

— защита национальных меньшинств и прав и свобод лиц, принадлежащих к этим меньшинствам, является неотъемлемой частью международной защиты прав человека и в качестве таковой является областью международного сотрудничества.

Среди других международных соглашений в области защиты прав национальных меньшинств можно назвать Декларацию о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 18 декабря 1992 г., Конвенцию СНГ о правах и основных свободах человека (26 мая 1995 г.), Протокол ¹ 12 к Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, Европейскую хартию о региональных языках и языках меньшинств.

Право на сохранение, использование и развитие татарского языка невозможно реализовать без развития и совершенствования его письменности.

Если национальный язык реализуется и существует в речи, то письменность – это совокупность письменных средств общения, включающих понятия системы графики, алфавита и орфографии какого либо языка или группы языков, объединенных одной системой письма или алфавита. В этом смысле можно говорить о русской, английской, арабской и  тому подобной письменности. Каждая их них обладает определенной спецификой системы графем в графических сочетаниях, орфограммах и в сфере использования этих элементов для стилистических целей, логического выделения частей высказывания и так далее.

Поэтому не каждый алфавит может быть положен в основу письменности определенного языка, для этого нужна совокупность письменных средств общения и вполне очевидно, что нужно в письменности использовать тот алфавит для сохранения и развития языка, который наиболее полно и точно сможет отразить особенности языка. Поэтому право любого человека или народа на выбор письменности для его родного языка, является неотъемлемым.

Перевод письменности татарского языка на основу латинского алфавита не является чем — то новым, этот алфавит использовался начиная с 1927 года при переходе с арабского, так как он наиболее полно отвечал потребностям сохранения и развития татарского языка с точки зрения фонетического строя языка и грамматических особенностей. В 1939 году письменность татарского языка (как и некоторых других народов Российской Федерации в тот период), по существу принудительно, была переведена на алфавит на основе кириллицы, что не способствовало развитию татарского языка. Следует отметить, что перевод письменности татарского языка с арабского алфавита на латиницу, а затем и на кириллицу, не привело к потере культурных ценностей татарского народа и нет никаких оснований полагать, что переход обратно на латиницу негативным образом скажется на развитии татарского языка и его культуры. Таким образом, использование алфавита для письменности татарского языка является лингвистической проблемой, а не политической. Необходимо также отметить, что перевод письменности различных национальных языков на основу латинского алфавита является объективным процессом в наш век глобализации и компьютеризации. Даже в Болгарии, которая считается родиной кириллического алфавита, в настоящее время рассматривается вопрос о переходе на латиницу.

Более того, с юридической точки зрения это дополнение ставит языки народов Российской Федерации в неравное положение. В частности, письменность карельского языка основана латинской графике. Если язык не признан государственным, то его письменность может основываться на любом алфавите, будь то латиница или иероглифы, а государственные языки республик лишены этого права без разрешения федерального законодателя, которого, судя по принятой поправке, вряд ли следует ожидать в обозримом будущем.

На основании изложенного можно сделать вывод, что принятие Федеральным собранием Российской Федерации Федерального закона «О внесении дополнения в статью 3 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации», который ограничивает право татарского народа на свободный выбор алфавита для своей письменности, в случае вступления его в силу будет не только нарушением указанных норм Конституции Российской Федерации и международных обязательств РФ, но и общих принципов международного права и прямым нарушением требований ч.2 ст. 55 Конституции РФ, которая устанавливает: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Русский язык является основным средством межнационального общения народов России в соответствии со сложившимися историко-культурными традициями. В любом многонациональном государстве ни один народ не может находиться в духовной изоляции. Язык межнационального общения — эффективный инструмент консолидации общества, решения общих политических и экономических проблем, приобщения народов к достижениям мировой и отечественной науки, техники, культуры. Утвердившееся в нашей стране двуязычие и многоязычие не было навязано «сверху». Это объективная потребность совместного бытия народов федеративного государства.

При этом провозглашение русского языка государственным, ни в коей мере не должно противополагаться демократическому принципу равноправия всех языков народов России, не ущемлять языковые права народов и отдельных граждан, не препятствовать развитию двуязычия и многоязычия в субъектах Федерации.

Обращаясь к Вам, как к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации,

прошу:

              Обратиться к Президенту Российской Федерации В.В. Путину, как к гаранту Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина, с просьбой отклонить Федеральный закон «О внесении  дополнения в статью 3 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации». Этот закон нарушает права национальностей и ущемляет неславянские народы в России, что проявляется, в частности, и в попытках заблокировать перевод письменности татарского языка на латинский алфавит. Это вредная и опасная тенденция, которая отнюдь не способствует единству и величию Российской Федерации.

 

Уполномоченный

по правам человека

в Республике Татарстан                                                                     Р.Г. Вагизов